autodmir.ru клубы Новости СмоленскаКогда будет поставлена точка в расследовании крушения польского Ту-154 в Смоленске?
Клуб Новости Смоленска
Поиск по автоклубу
Администрация:
  • Ripper067&rnd=20110621184548 Автор: Ripper067
    Размещено: 24 июня 2011 г., 00:44
    Опубликовать:
    Когда будет поставлена точка в расследовании крушения польского Ту-154 в Смоленске?
    Сейчас в Москве готовится к изданию книга смоленского автора Сергея Амелина «Последний полёт борта 101», посвящённая трагическим событиям 10 апреля 2010 года, когда при заходе на посадку потерпел крушение лайнер Президента Польши. Книга уже вышла в Польше, однако это событие прошло почти незамеченным в наших СМИ. Мы решили исправить это недоразумение.
    «Смоленская газета» с самого начала следила за ходом расследования авиакатастрофы, мы старались представить объективную и взвешенную информацию. Дважды мы предоставляли слово польским журналистам – корреспондентам телеканала TVN и журнала «Политика». Сегодня – слово отечественному эксперту.
    Сергей Александрович Амелин – кандидат технических наук, доцент кафедры «Электроника и микропроцессорная техника» СФ МЭИ, журналист, штатный сотрудник «Смоленской газеты» в 2003-2009 годах, фотограф.
    13 апреля 2010 года он опубликовал на «Смоленском форуме» подборку фотографий с места катастрофы президентского лайнера, провёл их анализ и привязку к местности, а также изложил версию хронологии разрушения самолёта и его вероятную траекторию. Эта публикация явилась первой систематизированной информаций об авиакатастрофе. Впоследствии вся эта информация получила официальное подтверждение.
    С момента катастрофы прошло больше года. Однако до сих пор практически еженедельно появляется всё новая информация по теме, и эта трагедия омрачает взаимоотношения двух стран. Будет ли поставлена точка в этом деле и на какой версии событий можно остановиться как наиболее достоверной? Сергей Александрович любезно согласился ответить на наши вопросы.
    - Ожидается ли в обозримом будущем поступление каких-либо новых данных, проливающих свет на причины и ход катастрофы 10 апреля? Возможны ли принципиальные изменения версий и оценок?
    - Да, ожидается. Официальные лица Республики Польша неоднократно заявляли, что отчет комиссии, изучающей причины и обстоятельства этой катастрофы, будет опубликован в июне. Впрочем, срок публикации уже несколько раз сдвигался (первый раз это обещали сделать в марте). Поэтому я не исключаю, что вновь будет задержка. Думаю, это связано с предвыборной кампанией (парламентские выборы в Польше состоятся не позднее 30 октября нынешнего года). Как показал опыт президентских выборов прошлого года, тема авиакатастрофы очень активно используется в предвыборной борьбе, и этот факт наверняка повлияет на дату публикации отчёта польской комиссии. Однако выявления каких-либо принципиально новых фактов, способных радикально изменить существующую на данный момент версию катастрофы, я от этого отчёта не ожидаю.
    - В чём основные расхождения отчёта Межгосударственного авиационного комитета (МАК) и польской версии событий? На ваш взгляд, достижим ли консенсус?
    - Строго говоря, официальной польской версии событий ещё нет. Над докладом о причинах и обстоятельствах катастрофы работает комиссия под руководством главы МВД Польши Ежи Миллера. Как я уже сказал, публикация этого доклада неоднократно откладывалась. Но по темам, которые обсуждаются в польских СМИ, можно достаточно четко представить, в чем точка зрения польской стороны отличается от выводов МАК. В первую очередь это касается степени ответственности диспетчеров аэродрома «Смоленск-Северный». Согласно отчёту МАК, действия диспетчеров не явились прямой или косвенной причиной катастрофы. Польская сторона настаивает, что часть вины за эту катастрофу должна лежать и на российских диспетчерах. По мнению ряда польских экспертов, диспетчеры должны были запретить посадку. Однако парадоксальность ситуации в том, что разрешение на посадку самолёт польского президента так и не получил. Впрочем, как не получил такого разрешения экипаж польского Як-40, который осуществил посадку незадолго до авиакатастрофы. По этому факту проводилось специальное расследование, но дисциплинарная комиссия 36-го спецполка оправдала пилота этого самолёта. Тем не менее, продолжается прокурорское следствие по этому делу. Оно должно окончательно выяснить, виновен ли пилот в нарушении существующих процедур.
    Что касается консенсуса, то до выяснения содержания польского отчета об этом говорить преждевременно. Почти наверняка он возможен. Одно знаю точно – некоторых политических деятелей Польши не устроит любой реалистичный вариант этого отчёта.
    - Какие основные заблуждения насчёт «Смоленской катастрофы» в Польше? В России? Ваша оценка освещения трагедии 10 апреля прессой?
    - Я думаю, что заблуждений в Польше либо нет вообще, либо они минимальны. А версии о том, что самолёт был сбит российской ракетой, об искусственно созданном тумане или потере ориентации под воздействием ложных радиомаяков и т.п. – это не заблуждения. Это целенаправленный и обдуманный вброс информации, раздувающий антироссийские настроения в Польше. Это элемент политической борьбы в целом и предвыборной борьбы в частности.
    Что касается освещения катастрофы в СМИ Польши, то я бы назвал его разносторонним. Там публикуются как вполне серьёзные и реалистичные версии катастрофы, так и откровенно параноидальный бред. Это – свобода слова. И нам нужно привыкать к этому.
    В России же эта тема, на мой взгляд, не вызывает серьёзного интереса у СМИ. А то, что публиковалось (особенно в первые дни), содержало очень много фактических неточностей (в польских СМИ непреднамеренных неточностей существенно меньше). До сих пор наши газеты пишут, что самолет упал в Смоленской области, хотя катастрофа произошла в черте города. Именно эти неточности, а также скудность информации в первые дни после катастрофы привели к тому, что возникло общественное интернет-расследование.
    - Есть ли вина принимающей стороны в происшедшем?
    - При соблюдении всех процедур использование аэродрома «Смоленск-Северный» является вполне безопасным. То есть вины в юридическом смысле я не вижу. Любой иностранный самолёт, находящийся в воздушном пространстве России, подчиняется международным правилам полётов. Согласно этим правилам, решение о посадке принимает командир экипажа. Диспетчер не может запретить посадку за исключением ряда строго оговорённых случаев. Плохие метеоусловия к таким случаям не относятся.
    Однако польская сторона настаивает, что это был военный рейс. И принимать его российская сторона должна была по правилам военной авиации России. В этом случае решение о возможности посадки принимает диспетчер. И тогда появляется вина российской стороны. Однако эти правила распространяются только на государственную (военную) авиацию России. Поэтому претензии польской стороны по этому вопросу считаю безосновательными.
    Ещё одно обвинение в адрес российских диспетчеров заключается в том, что они неточно сообщали положение самолёта относительно глиссады (идеальной траектории снижения). Однако уже известно, что пилоты не использовали эту информацию и следили за высотой и удалением до аэродрома по показаниям аппаратуры самолёта. То есть неточная информация диспетчера не могла быть причиной катастрофы.
    - Что стало основными причинами катастрофы 10 апреля, на ваш взгляд?
    - Мои выводы в основном совпадают с выводами МАК. Я их изложил в книге «Последний полёт борта 101», которая вышла в Польше в декабре прошлого года. Основной причиной считаю желание осуществить посадку несмотря ни на что (по политическим мотивам). При метеоусловиях 10 апреля экипаж не имел права осуществлять посадку. Шанс благополучного исхода был минимален даже при безошибочном выполнении всех процедур. А с учётом ряда ошибок, допущенных экипажем, катастрофа стала практически неминуемой.
    - Что изменилось в вашей жизни с выходом книги? Проснулись ли вы знаменитым?
    - Нет, сам факт выхода книги особым событием для меня не стал. Эта книга – всего лишь итог общественного интернет-расследования, в котором я принимал активное участие. Практически вся информация, содержащаяся в книге, к тому времени уже была опубликована на интернет-ресурсах. Книга лишь обобщила и систематизировала эти результаты, на основе чего встало возможным построение версии авиакатастрофы, которая практически совпала с выводами официальной комиссии МАК.
    - Каковы статистические показатели ваших интернет-ресурсов?
    - Сейчас я уже практически не слежу за этим. Знаю только, что за первую неделю после публикации первых данных о катастрофе в моём блоге его посетили около 60 тыс. человек. Всего же число посетителей перевалило за миллион. Число просмотров фотографий, размещенных в web-галерее, исчисляется сотнями тысяч.
    - Как строилось взаимодействие с польской стороной при публикации книги? Высказывались ли пожелания по её содержанию? Каким образом проводилась редактура?
    - В подготовке книги принял активное участие глава издательства, выпустившего книгу. Он дважды приезжал в Смоленск. Мечислав Прушинский оказался очень интересным и разносторонне образованным человеком, который сам принимал активное участие в общественном расследовании этой авиакатастрофы. Он достаточно хорошо владеет русским языком и сам вносил корректуры в текст книги. Правда, ему трудно было писать мне по-русски. Поэтому он мне писал на английском, я отвечал ему на русском, а в книгу это вносилось на польском. Как ни странно, такой алгоритм оказался весьма эффективным, и проблем взаимопонимания не было никаких. Общение и корректура осуществлялась через Интернет, посредством программы «Скайп» и электронной почты.
    Пожелание по содержанию было только одно – воздержаться от подробного изложения конспирологических версий, поскольку их и так в Польше опубликовано предостаточно. В результате книга получилась достаточно серьёзной и, насколько мне известно, её читали официальные лица Польши, занимающиеся расследованием катастрофы.
    - Приходилось ли Вам преодолевать откровенно антирусские или антипольские настроения в своей работе?
    - Нет. Хотя мне пришлось общаться с людьми, имеющими совершенно разные взгляды на причины этой катастрофы.
    - Насколько сложно модерировать подфорум «В Смоленске упал самолёт» «Смоленского форума»?
    - Сейчас уже не сложно. А в пик активности, когда ежедневно на форуме появлялось 200-300 сообщений, это была весьма непростая и трудоёмкая задача. 2-3 часа в день уходило, чтобы просто прочитать новые сообщения. А когда разгорались конфликты пользователей, то и больше, поскольку много времени уходило на редактирование и удаление сообщений, нарушающих правила форума. Но всё равно это было интересно. Ведь «Смоленский форум» был одним из ключевых ресурсов общественного расследования катастрофы, объединивших пользователей из более десятка стран мира. Не было бы этого форума – не было бы и моей книги.
    - Когда же будет поставлена точка в расследовании крушения польского лайнера?
    - Я думаю, окончательной точки вообще не будет. Точнее, окончательное официальное заключение, несомненно, появится. Думаю, произойдет это ещё до второй годовщины трагедии. Но это не будет точкой. Слишком многим политическим деятелям выгодно раздувать сомнения в компетентности и беспристрастности расследования. Причём не только российского расследования, но и польского. Версии заговора появились практически в первые дни после катастрофы, и в разных вариантах они будут повторяться многие годы. Будет примерно так, как с убийством Кеннеди, ведь различные неофициальные версии по тому делу появляются до сих пор.

 Комментарии

Max67
Max67  //  24 июня 2011 г., 22:56

что вы хотите от пшеков?! они не только летать , они даже ездить не умеют! на минке что делают? наверно каждый хоть раз да сталкивался...

Для того, чтобы оставить комментарий вам нужно авторизоваться.
Первый раз у нас? — Тогда регистрируйтесь.