autodmir.ru клубы АвтоНовостиПросто пятикратный чемпион
Клуб АвтоНовости
Поиск по автоклубу
Администрация:
  • Fatality
    Рейтинг: 1922
    FatalityМосква пешеход
  • Fatality&rnd=20110620200030 Автор: Fatality
    Размещено: 24 июня 2011 г., 22:18
    Опубликовать:
    24 июня исполнилось бы 100 лет Хуану-Мануэлю Фанхио, пятикратному чемпиону мира Формулы-1 и одному из величайших, если не самому великому пилоту в истории автогонок.
    Нетипичный паренек
    — Посмотри-ка вон на этого черненького, да, вот на того, что с кривоватыми ножками. Как он носится по полю! Сразу видно — итальянец! Попомни мое слово — парень станет классным футболистом.


    На таком же Chevrolet Coupe Хуан-Мануэль в 1940-м выиграл свою первую большую гонку — рейд-марафон «Гран Премио дель Норте» по маршруту из Аргентины в Перу
    Будущий пятикратный чемпион мира родился 24 июня 1911 года. Свое двойное имя четвертый ребенок в семье итальянских иммигрантов получил в честь святого Иоанна Крестителя и тогдашнего короля Италии Виктора Эмануила III. Отец Фанхио художник и скульптор-ремесленник вполне справлялся с непростой задачей содержать многодетную семью и в шесть лет Хуан-Мануэль даже пошел в школу, что могли себе позволить далеко не все его сверстники из Балкарсе. Впрочем, школьной скамье сорванец предпочитал футбол, бокс и местную автомастерскую. Копаться в железках нравилось ему гораздо больше, чем изучать учебники. Он с упоением чистил моторы и подавал инструменты механикам. Однажды, улучив момент и набравшись смелости, маленький Фанхио забрался за руль автомобиля и даже завел двигатель…

    Гоночная Maserati 4СLT/48, приобретенная на средства, выделенные президентом Аргентины Хуаном Пересом, принесла Фанхио первые серьезные достижения на «кольце». На этом же автомобиле аргентинец выиграл первую гонку Формулы-1, состоявшуюся 10 апреля 1950 года во французском местечке По
    «Совершенно волшебное ощущение, когда ты знаешь, что сразу 40 лошадиных сил находятся в твоем полном распоряжении стоит лишь нажать на педаль!» — вспоминал позже пятикратный чемпион мира на страницах автобиографии.
    К 13 годам Хуана-Мануэля за систематические прогулы выгнали из школы, что его, впрочем, нисколечко не расстроило. Какое там! Напротив, парень был вне себя от счастья — отец похлопотал о месте механика у местного дилера Studebaker. Здесь Фанхио не только изучал устройство автомобилей, до винтика разбирая и собирая моторы, трансмиссии и редукторы, в его обязанности входила и доставка машин из Буэнос-Айреса в Балкарсе. Надо заметить, что два города разделяли свыше 300 километров грунтовой дороги весьма посредственного качества. Ну а частые для местных краев дожди мгновенно превращали и без того сложную дорожку в коварный скользкий каток. Но как можно ошибиться, когда перегоняешь новенький автомобиль, оплаченный состоятельным синьором?! И юный перегонщик не допускал оплошностей. Неудивительно, что впоследствии феноменальная хладнокровная манеры езды, особенно в дождь, будет восхищать как соперников, так и поклонников Хуан-Мануэля.

    Созданная еще в довоенный период, Alfa Romeo 158 Alfetta оставалась вполне конкурентоспособной и в начале 50-х. На снимке Фанхио мчится к победе в Гран-При Монако 1950 года. В этой же гонке на его счету лучший круг, а также быстрейшее время в квалификации
    Пока же к 17 годам за ним утвердилась слава способного механика и хорошего водителя. Ну а после того как один из клиентов дилерского центра пригласил Фанхио на этап регионального гоночного чемпионата — помесь современного «кольца» и ралли-кросса — причем не простым зрителем, а пилотом-механиком, автоспорт вытеснил из головы пацана все остальное.
    Правда вскоре о машинах пришлось забыть — он подхватил воспаление легких, да еще и с осложнениями. Дело было так худо, что родители уже не чаяли, что сынишка отпразднует 18-й день рождения. Но Хуан-Мануаэль все-таки выкарабкался. А еще спустя год вернувшись с обязательной военной службы, на деньги одолженные у отца, он основал в Балкарсе собственную автомастерскую.
    Его университеты
    Бизнес шел не то чтобы очень — работы хватало, денег — наоборот. Тем не менее мечты о гонках прочно завладели помыслами нашего героя. И когда Фанхио узнал, что неподалеку от Балкарсе в октябре 1936-го состоится очередная «ла каррера» для стандартных автомобилей решение созрело незамедлительно — надо стартовать! С одной стороны у него не было ни денег, ни автомобиля. С другой призовой фонд гонки составлял 1000 песо, а значит стоило рискнуть. Хуан-Мануэль одолжил старенький Ford А и, совсем немного поколдовав над мотором и максимально облегчив конструкцию, заявился на первый в своей жизни официальный старт.

    Первый чемпионский титул аргентинцу принесла модернизированная версия Alfa Romeo 159 с 420-сильным компрессорным рядным 8-цилиндровым мотором рабочим объемом 1479 см3
    Нужно четко понимать, что представляли собой аргентинские гонки 30-х годов. Достаточно, наверное, заметить, что эти проводившиеся по грунтовым дорогам общего пользования соревнования имели стойкую репутацию спорта для самоубийц. Старты проходили в совершенно диких по нынешним представлениям условиях — при полном отсутствии средств безопасности, да еще при нулевой видимости — клубы пыли, летевшие из под колес, не успевали толком рассеяться, а пилоты уже шли на очередной круг, как говорят в таких случаях летчики «по приборам»… Но Фанхио плевать хотел на риск, да и в своем водительском мастерстве он не сомневался.

    Рабочее место пилота 159-й. Обратите внимание на рычаг переключения передач с левой стороны и трансмиссионный вал, проходящий между ногами гонщика!
    Единственное, чтобы не беспокоить маму, как чумы, боявшейся гонок, он заявился на старт под псевдонимном «Ривадавия». Не в честь первого президента независимой Аргентины, как можно подумать, а по имени известного футболиста.
    В квалификации синий Ford под номером 19 показал седьмое время, а в самой гонке Хуан-Мануэль утвердился на третьем месте. Но срезавшаяся полуось вынудила его прекратить борьбу. Потом пришлось еще забесплатно ремонтировать машину — ведь гоночный Ford, как мы помним, Фанхио брал на прокат.

    19 июля 1955. Хуан-Мануэль, пилот команды Mercedes-Benz, празднует победу в Гран-при Нидерландов
    Впрочем, уже следующий старт — теперь за рулем более мощного Ford — принес начинающему аргентинскому пилоту первый успех — третье место. А седьмая позиция, которую Хуан-Мануэль занял по итогам пробега «Гран Премио Насьонал» — далекого предка современных ралли-рейдов, — и вовсе сделала его кумиром Балкарсе.
    Раньше этот городок славился лишь своим рассыпчатым картофелем, а теперь это была родина весьма успешного гонщика! Неудивительно, что местные жители что называется с миру по нитке собрали денег на новый автомобиль для Фанхио. И в 1939-м за рулем Chevrolet Coupe он пришел к финишу 10-тысячного пробега пятым. В свою очередь этот успех привлек внимание заводской команды Chevrolet, менеджеры которой предложили ему стартовать «Гран Премио дель Норте» — 10 000-километровом марафоне из Аргентины в Перу.

    К вопросу о безопасности гонок Ф1 50-х годов. Обратите внимание на «огнеупорный комбинезон», в котором Хуан-Мануэль садится в кокпит Alfa Romeo 159. К слову, ремни безопасности в гоночных машинах той поры также отсутствовали…
    «В горах было трудно дышать, не то что управлять автомобилем, — вспоминал много позже двухнедельное приключение Хуан-Мануэль. — А ведь одна-единственная ошибка может стоить дорого, когда ведешь машину буквально по краю обрыва…»
    Но он справился, придя к финишу раньше всех и завоевав первый действительно серьезный трофей в карьере, за которым последуют два национальных титула в дорожных гонках. Словом, Вторую мировую Фанхио встретил в ранге одного из самых успешных пилотов Южноамериканского континента.

    Аргентину, хоть напрямую и не участвовавшую в мировом конфликте, сложности военного времени, тем не менее, не минули: тяжелая экономическая ситуация, бензин только по карточкам и, конечно же, никаких гонок, какое там?! И вчерашний чемпион сел за баранку такси. Фанхио колесил по стране, подрабатывал продажей шин и ремонтом машин, надеясь, что когда-нибудь ему еще повезет выйти на старт.
    Наконец в 1947-м автогонки вернулись в Аргентину, и Хуан-Мануэль, которому к тому времени стукнуло уже 35 годков, с радостью погрузился в сумасшествие местного пылегрязевого чемпионата.
    Квантовый скачок
    Любопытно, что Фанхио никогда не бредил мировой славой и признанием — гонки сами по себе являлись для него главной наградой и единственным мотивом для новых стартов. Но тут будто сама судьба решила наградить неисправимого романтика-бессребреника за верность любимому делу.

    После того как Lancia решила уйти из Гран-при, свою гоночную команду итальянцы чуть ли не даром отдали Энцо Феррари. А великолепная Lancia D50 под управлением «Маэстро» Фанхио принесла «Коммендаторе» третий титул в Ф1. Для самого Хуана-Мануэля это было четвертое чемпионство
    В довоенную пору южноамериканские пилоты по большей части варились в собственном соку, то во второй половине 40-х годов на гонках в Аргентине и Уругвае стали появляться и звезды европейских Больших призов. Если гастролеры и рассчитывали продемонстрировать местным пилотам мастер-класс, то явно недооценили водительское мастерство «аборигенов». Совершенно неожиданно для признанных асов оказалось что невысокий, слегка полноватый аргентинец с кривоватыми ногами быстро ездит не только по местным стандартам. Так на финише Гран-при Буэнос-Айреса 1947 года черный 90-сильный Chevrolet Фанхио был третьим, впереди многих именитых пилотов на более современных и мощных машинах.

    На базе Mercedes-Benz W196 немцы создали и гоночный прототип 300 SLR, участвовавший в чемпионате мира по гонкам спортивных автомобилей. На этой машине Хуан-Мануэль выиграл гонки в Швеции и Германии, был вторым в Милье-Милья и на Тарга-Флорио, а также лидировал в Ле-Мане
    Надо сказать, этот успех несказанно обрадовал тогдашнего президента Аргентины Хуана Перона. Большой знаток и поклонник автогонок, он решил организовать национальную команду, в состав которой вошли Фанхио, а также его закадычный друг и соперник Оскар Вальдез — вместе они сражались еще на трассах предвоенных многодневных марафонов.
    Два друга не посрамили высокопоставленного мецената. Хуан-Мануэль и Оскар на славу пошумели опередив соперников в нескольких стартах как в Южной Америке, так и Европе, а наградой им стала покупка на президентские средства двух новых Maserati 4CLT/48. И еще более серьезные результаты не заставили себя ждать. В 1949-м Хуан-Мануэль выиграл шесть гонок в Европе и вернулся на родину в статусе национального героя. Президент устроил ему торжественную встречу в собственной резиденции, а жители Балкарсе радовались как дети.

    В 50-х техрегламент Ф1 не запрещал конструкторам гоночных машин использовать кузова с закрытыми колесными нишами. На снимке «закрытая» версия Mercedes-Benz W196, на которой Фанхио 4 июля 1954 года выиграл Гран-при Франции в Реймсе
    Теперь Фанхио уже не нуждался в чьей-то помощи — начав буквально с нуля, за пару лет он утвердился в ранге элитного пилота. Неудивительно, что на сезон 1950 года он получил приглашение от заводской команды Alfa-Romeo принять участие в первом розыгрыше только что созданного чемпионата мира Формулы-1.
    К слову, именно аргентинский пилот вписал свое имя в историю, первым выиграв Гран-при Ф1 во французском По. Правда та гонка не входила в зачет мирового первенства, однако и результатами официального сезона Хуан-Мануэль имел основания гордиться — три Больших приза и второе место в итоговой классификации позади своего же товарища по команде Джузеппе Фарины. А уже в 1951-м новая Alfa-Romeo 159 принесла ему первый чемпионский титул.
    На грани
    Обрушившаяся слава ничуть не изменила Фанхио. Он так и остался скромным, ведущим уединенный образ жизни человеком, который больше всего на свете дорожит собственной репутацией. И однажды привычка держать свое слово едва не обошлась Хуан-Мануэлю по самой высокой цене.

    Фанхио рядом с уникальным «гоночным транспортером» Mercedes-Benz Blue Wonder
    Дело было летом 1952-го. Вскоре после неудачной гонки в Ирландии (невероятно мощный, но чудовищно капризный 16-цилиндровый компрессорный BRM, как водится, не добрался до финиша из-за технических неполадок) Фанхио собирался в Италию. Он давно уже дал согласие на участие в местном Гран-при. Но случилось так, что в Париже аргентинец не попал на пересадочный рейс. Следующий же самолет по расписанию вылетал лишь через сутки, так что в Монце он оказался бы лишь к финишу. Многие на месте Фанхио просто развели бы руками — мол, что тут сделаешь?! Хуан-Мануэль поступил иначе — взяв на прокат машину, он тут же отправился в путь. На секундочку, Париж и Монцу разделяют шесть с половиной сотен километров!

    Феноменальное спокойствие и расчетливость Хуана-Мануэля особенно помогали ему в дождевых гонках
    Проведя бессонную ночь за рулем, Фанхио успел к началу Гран-при. Хотя ему как пропустившему квалификацию пришлось занять место в самом хвосте стартового поля. По ходу гонки аргентинец стремительно продвигался вперед, но при очередном обгоне немного не рассчитал крутизну поворота, и его Maserati занесло. Будь Хуан-Мануэль в своих обычных рабочих кондициях, он мигом бы вернул машину на трассу, но усталость подточила безупречные рефлексы и реакцию. Автомобиль вынесло за пределы трассы и ударившись о земляную насыпь Maserati взмыла в воздух. Пилота выбросило из машины, и при падении Фанхио сломал шейный позвонок. Несколько часов он находился на грани жизни и смерти, потом еще 42 дня провалялся в больнице и с полгода проходил в гипсе. Однако уже 18 января 1953-го на стартовой решетке Гран-при Аргентины Maserati А6 Фанхио стояла на второй позиции. В самой гонке Хуан-Мануэль сошел из-за поломки трансмиссии, но и без того было ясно — чемпион вернулся. В том сезоне, прошедшем под диктовку великолепного Альберто Аскари и его Ferrari tipo 500, аргентинец выиграл лишь одну гонку, зато какую! Победа в Монце, где он едва не погиб годом раньше, доказала, что большая авария не сказалась на его водительском мастерстве и фантастическом хладнокровии.
    Маэстро автомобиля
    В 1954-м в гонки Больших призов вернулся Mercedes-Benz с новой моделью W196, которой суждено было стать легендой. Созданная гением Рудольфа Уленхаута машина казалась откровением для своего времени — легкой, мощной и на зависть надежной. Неудивительно, что отличавшийся ювелирной манерой езды Фанхио полностью раскрыл потенциал машины. За следующие два года он выиграл 10 из 19 Гран-при за рулем «серебряной стрелы» доведя число чемпионских титулов до трех.

    Последний чемпионский автомобиль Фанхио шестицилиндровый 220-сильный Maserati 250F
    После трагедии в Ле-Мане 1955 года в Ле-Мане, Mercedes-Benz принял решение покинуть автоспорт и Фанхио перешел в команду Энцо Феррари, которой по дешевеке достались великолепные гоночные Lancia D50. В 55-м только эта машина могла составить конкуренцию «серебряным стрелам», соответственно в следующем сезоне у «пятидесятки» не оказалось достойных противников. Так Хуан-Мануэль стал четырехкратным.

    В феврале 1958-го накануне Гран-при Гаваны кубинские революционеры, возглавляемые Фиделем Кастро, похитили Хуана-Мануэля Фанхио из отеля, дабы продемонстрировать всему миру беспомощность режима правившего на Кубе Фульхенсио Батисты. С пятикратным чемпионом мира революционеры обращались крайне любезно и через пару дней отпустили его на все четыре стороны
    Любопытный факт — четыре из своих пяти титулов аргентинец выиграл за рулем автомобилей разных марок, что впоследствии дало его завистникам повод ехидно подшучивать, мол, вся гениальность Фанхио в том, что каждый сезон в поисках лучшего автомобиля он переходил из одной «конюшни» в другую. Ерунда, конечно. В конце концов, аргентинец выступал в одних командах с лучшими пилотами того времени — Фариной и Моссом, Гонсалесом и Аскари, но при этом выигрывал чаще своих соперников.

    Так что секрет его успеха не столько в наличии лучшей техники, сколько в стиле вождения и чувстве автомобиля, казалось записанном на подкорке. В отличие от многих соперников, загонявших машины как лошадей, Хуан-Мануэль был всегда подчеркнуто внимателен к технике, придавая значение каждому постороннему шуму, любой незначительно вибрации. Неудивительно, учитывая, что свой путь к мировой славе он когда-то начинал механиком в гараже.
    Кстати, к труду своих бывших коллег аргентинец также относился крайне уважительно. Доподлинно известно, что Фанхио обещал техникам 10% премиальных положенных за победы, в ответ получая порой не только повышенную старательность обслуживающего персонала.

    На пенсии Фанхио открыл собственный дилерский центр Mercedes-Benz в родном Балкарсе. Пятикратный чемпион мира скончался в 1995 году
    Как-то по ходу сезона 1953 года Фанхио после квалификации пожаловался на странную вибрацию своего Maserati. Механики сбились с ног пытаясь понять в чем дело, да так и не нашли причину. Тем не менее наутро от вибрации не осталось и следа. Старательные механики за ночь просто переклеили номера машин Хуана-Мануэля и его партнера по команде Феличе Бонето.

    Бронзовый монумент, изображающий Фанхио и Mercedes-Benz W196 в натуральную величину, впервые появился на гоночной трассе в Барселоне. Позднее пять точных копий этого памятника установили также в Монте-Карло, Нюрбургринге, Буэнос-Айресе, Монтмело и Монце
    Своему фирменному разменному и безошибочному, как метроном, стилю вождения Хуан-Мануэль оставался верен всегда. Изменил ему он только однажды — на Гран-при Германии 1957 года. Победа в Нюрбургринге сделала бы его досрочным чемпионом, и Фанхио был решителен как никогда. На старт его Maserati вышла с полупустыми баками — аргентинец планировал нарастить солидное преимущество над соперниками в начале гонки, чтобы затем хватило времени на дозаправку. Со своей частью задачи аргентинец блестяще справился, уйдя в отрыв, но вот механики на сей раз копались дольше обычного — после затянувшегося пит-стопа на трассу Фанхио вернулся лишь третьим, позади автомобилей Майкла Хоторна и Питера Коллинза.

    Казалось, что 45-секундное отставание невозможно наверстать даже такому асу, как аргентинец. Но сам Хуан-Мануэль и не думал сдаваться. Пожалуй, первый и последний раз в карьере он понесся вперед очертя голову. На следующем круге он сократил отставание от лидера сразу на 11 секунд и продолжал давить еще и еще. В конце концов Maserati 250F стала проходить круги быстрее, чем в квалификации! И вот уже впереди замаячила корма Ferrari Коллинза, которого Фанхио «сожрал» в полглотка, а следом не смог ничего противопоставить напору 46-летнего ветерана и Хоторн. Хуан-Мануэль выиграл последний в своей карьере 24-й Гран-при, а вместе с ним и пятый чемпионский титул. А еще через год «Маэстро» решил повесить шлем на гвоздь.
    Непобедимый
    На протяжении десятилетий рекорды Фанхио казались недостижимой величиной. Но вот парадокс. Многие авторитетные журналисты и историки Формулы-1, отдавая должное удивительным статистическим свершением аргентинца, в табели о рангах лучших пилотов мира Гран-при нередко ставили его ниже куда менее титулованных соперников. Мол, Аскари, Хоторн, Кларк и Родригес могли достигнуть и большего, если бы не погибли за рулем в расцвете сил… Действительно, порой может показаться, что карьере Фанхио, в отличие от многих своих друзей и соперников, счастливо дожившего до глубокой старости, не достает драматизма — лишь одна большая авария, множество побед и титулов, размеренный и расчетливый стиль езды… Но не стоит принимать эти измышления за чистую монету. Достаточно лишь на секундочку вспомнить, в каких условиях, на каких машинах и на каких трассах побеждал Фанхио, чтобы закончить все разговоры о «скучном чемпионе». В 50-е, когда обычный доезд до финиша считался подвигом, а уровень смертности на гоночных трассах напоминал хроники боевых действий, аргентинец штамповал победу за победой. Из полусотни Гран-при, в которых он принимал участие, аргентинский пилот выиграл половину, а еще в 10 гонках финишировав вторым. Фантастическая результативность! Неудивительно, что даже Михаэль Шумахер, единственный из пилотов Ф1, который имеет право свысока смотреть на пять титулов Фанхио, предпочитает этого не делать.

    Хуан-Мануэль отмечает победу на Гран-при Италии в Монце
    — Он пилот гораздо более высокого уровня, чем я сам, — сказал «Шумми» в день, когда превзошел рекорд легендарного аргентинца, став 6-кратным чемпионом мира. — То, чего достиг Хуан-Мануэль, — уникальный подвиг, который даже нельзя сравнивать с современными гонками.
    Свой первый старт Фанхио принял вот на этом гоночном автомобиле — облегченной и слегка форсированной версии Ford A 1929 года
    Скучающие жители аргентинского городка Сан Хосе де Балкарсе, наблюдавшие за тем как местная ребятня гоняет мяч по пыльному пустырю, ошибались практически во всем. Футболистом черноволосый сорванец так и не стал, да и бурным темпераментом, свойственным жителям Апеннинского полуострова, Хуан Мануэль Фанхио не отличался. И это при том, что его родители перебрались в Аргентину прямиком из провинции Кьети, что в центральной части Италии. Впрочем, в одном зеваки из Балкарсе оказались правы — парня ждало большое будущее.

 Комментарии

Для того, чтобы оставить комментарий вам нужно авторизоваться.
Первый раз у нас? — Тогда регистрируйтесь.